Карина Мулева и Андрей Мишустин: «Секунда, когда забываешь реплику на сцене, кажется вечностью»

1 Февраля 2016

В январе в репертуаре «Первого театра» появилась премьера ― спектакль по пьесе Шекспира «Двенадцатая ночь». В нем заняты молодые артисты Карина Мулева и Андрей Мишустин, студенты Новосибирского театрального института. Они рассказали о новой постановке, о том, почему работать с детской аудиторией сложнее, чем со взрослой, и о том, что делать, если забыл слова на сцене.

Карина: Мама меня привела в театральную студию в одиннадцать лет - до этого и гимнастикой занималась, и танцами, ни к чему не лежала душа, а там очень понравилось. И когда пришло время задумываться о будущей профессии, поняла, что правда хочу стать актрисой.

Андрей: А меня даже в студию не взяли. Не знаю, почему. Но после школы поступил именно в театральный.

IMG_9345.jpg

Друзья приходят на спектакли?

Карина: Мама Андрея, например, приходит не одна: она школьный учитель, и приходит с целыми классами.

Андрей: Был случай, когда играли студенческий спектакль, и было продано всего девять билетов на весь зал. Из ста. Я позвонил маме. За несколько минут до спектакля она вошла и деловито сказала: «Я привела, куда садить?» Целый зал нам заполнила (улыбается).

Карина: Не только знакомые приходят ― иногда появляются друзья, о которых давно не слышала, или какие-то полузнакомые люди, которые узнают, что ты играешь в театре, и начинают очень активно интересоваться твоей жизнью.

Волнительно играть, когда знаешь, что кто-то знакомый в зале?

Андрей: Да, это увеличивает ответственность...

Карина: Да! Когда в зале нет знакомых, думаешь: ничего, сейчас спокойно отыграю. А тут начинаешь забывать текст, переживать еще больше.

IMG_9360.jpg

Вспомните ощущение, когда вас впервые пригласили играть в составе «Первого».

Андрей: Это фантастика! Наверное, ни с чем не сравнимое ощущение. Когда в первый раз Павел Валентинович (Южаков, режиссер Первого театра ― прим.авт.) подошел: «Мишустин, ты почитай там одну роль»…

Карина: Он не говорит напрямую: «Вводим тебя в спектакль», а оставляет некую интригу.

Андрей: Вот и я не понял ― это что, меня пригласили? Или что произошло? Даже название спектакля от волнения забыл (смеется).

Карина: Тоже помню это ощущение ― многие мои однокурсники уже играли в спектаклях, а я нет, уже даже не думала, что буду участвовать. И Павел Валентинович, как бы проходя мимо, предложил почитать «Шум за сценой». Меня как будто кипятком облили, сразу подумала: «Это же такая сложная постановка, столько текста учить, не запутаться бы»… Как я волновалась на первой репетиции! Но артисты очень помогали.

Бывает, что забываете слова на сцене?

Андрей: Конечно.

Карина: Однажды вышла на сцену, говорю все по тексту и понимаю, что начинаю забывать следующую реплику. Вот ничего по тексту нет, и в голове пусто. Смотрю на партнера, а в глазах одни вопросы: «Что, что дальше говорить?» Мне шепотом подсказали. Но эта секунда на сцене кажется вечностью.

Андрей: В спектакле «Шум за сценой» многое ― правда. Недавно играли его, и монтеры забыли реквизит. Кому-то пришлось бежать в магазин за настоящей рыбой, кому-то делать плетку из палки и шнурков. Кто-то не мог попасть в здание, потому что новогодние каникулы, и двери закрыты.

Карина: А премьерный спектакль «Двенадцатая ночь» изначально был студенческим. Мы его видоизменили, дополнили, и теперь он в репертуаре «Первого».

Андрей: Мне он с самого начала полюбился. И режиссер так преподнес эту новость, что нам сразу захотелось играть.

Карина: В процессе репетиции начали осознавать, что там много подводных камней. Шекспир же не знал, как мы будем жить и шутки под нас не подстраивал (смеется). Долго ломали голову над тем, что автор имел в виду, провели большую работу. Но результат нравится.

Андрей: Нас учат самостоятельности в работе над ролью. Актер не должен быть за спиной у режиссера. Своего героя нужно «продумать», объяснить для себя его поступки.

IMG_9290.jpg

С какой аудиторией сложнее работать: с детской или взрослой?

Андрей: По-разному. Иногда с детской аудиторией сложнее, потому что нужно привлечь их внимание, нужен просто вагон энергии от всей команды. И тогда дети увлекаются и с удовольствием смотрят. В определенные моменты родителей слышно больше, чем детей.

Карина: Поскольку у нас еще небольшой опыт, мы зависим от зрительской реакции. Бывает, что даже на комедиях в зрительском зале тишина. Но это абсолютно нормально, аудитория же разная. С детьми работать сложнее, потому что их не обмануть, надо выкладываться на 200 процентов.

Есть любимые спектакли?

Карина: «Квадратура круга». Увидела постановку еще в школе и влюбилась! Безумно рада была, когда пригласили играть ее в составе «Первого театра».

Андрей: У меня это «Билокси-блюз». У него «мужская» атмосфера, и артисты кайфуют от нее сами и заряжают зрителей. Кстати, этот спектакль скоро снова вернется в репертуар.

Карина: Еще был один хороший спектакль «Доходное место». Это был первый спектакль, который я в институте посмотрела. Ну просто космический, сильно мне понравился.

Андрей: «Двенадцатая ночь» тоже очень нравится. Мы, кстати, играем там любовь (улыбается).

Карина: И в целом спектакль ― про любовь. Человеческую, всеобъемлющую.


Юлия Акиньшина, Екатерина Гучек.

Фото Полины Тарасовой